Священник Сергий Свешников

Жизнь как Таинство

Posted in Богословие, Практические вопросы by Fr. Sergei Sveshnikov on 31/12/2011

English: Life As a Sacrament

Выступление на Свято-Германовской Православной Молодежной Конференции 24 декабря 2011 года в городе Оттава, Онтарио, Канада

Перевод с английского Алексея Гончарова и прихожан Храма Святой Троицы в Ванкувере, Британская Колумбия, Канада.

Вступление

Все мы знаем о таинствах Церкви и видим в них важные вехи в нашей христианской жизни: мы принимаем Крещение, готовимся к Исповеди и Причастию, венчаемся, а некоторые из нас рукополагаются в священный сан…

Эти важные моменты отмечают время и место, когда мы предстаем лицом к лицу с Богом, соединяемся с Ним в Его Святой Церкви, в Его Теле.

Но как насчет остальной части нашей жизни? Конечно, мы молимся несколько минут утром и вечером. Но как насчет всего остального времени? Слишком часто наша жизнь разделяется на две части: христианскую часть – церковные таинства и службы, молитвы и чтения; и светскую часть — школа, работа, вечеринки с друзьями, кино в пятницу вечером. Обе части нам кажутся далекими друг от друга также, как восток отстоит от запада.

В самом деле, что же такого духовного в акте приготовления завтрака? Или, как можно быть (или не быть) христианином в процессе чистки зубов? Механистичное разделение между Церковью и остальной жизнью в современном христианстве кажется таким же обычным явлением, как и отделение Церкви от Государства.

Но возможны ли другие модели? Есть ли способ соединить обломки современной жизни в одну простую и цельную христианскую жизнь?

Сегодня мы обсудим смысл слова “таинство”, роль, которую таинства играют в нашей жизни, а также некоторые способы, с помощью которых мы можем направлять и формировать нашу повседневную жизнь в сторону большей связи с Богом и Его Церковью.

Что такое Таинство?

Прежде чем мы начнем наш разговор о таинствах, давайте сначала определим, что такое таинство на самом деле. Эта задача не в полной мере соответствует традициям Православной Церкви. В действительности, Православная Церковь не сформулировала точного определения. Тем не менее, некоторые богословы пытались дать точное определение слову “таинство”. Например, блаженный Августин, епископ Иппонский, писал, что “слово соединяется с материей и рождает таинство, то есть, своего рода видимое слово”, или другими словами, “таинство есть видимый знак невидимой реальности.”

Другое определение можно найти в книге Святителя Филарета (Дроздова) Пространный Православный Катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви: “Таинство есть священное действие, через которое благодать, или спасительная сила Божия тайным образом действует на человека.”

Являются ли эти определения приемлемыми? Во многих отношениях — да. Однако эти определения вызывают у нас некоторые вопросы. Например, является ли бублик, который вы съели на завтрак видимым знаком невидимой реальности? Конечно! Это очень видимый, ощутимый и вкусный знак невидимого Божия благословения на труды земледельцев и пекарей. А как насчет молебна перед началом этой конференции — это тоже таинство? В соответствии с определением Святителя Филарета — да, поскольку оно является актом, через который Божия благодать таинственно действует на человека.

“Но подождите”, возможно скажете вы, “Разве не существует всего семь таинств?” Мы ещё вернемся к этому вопросу, но с начала, я позволю себе предложить вам еще одно определение таинства.

Давайте определим Таинство как место и время, когда волевое действие Бога пересекается с волевым действием человека. Другими словами, Таинство совершается тогда, когда Бог и человек работают вместе.

Чего они пытаются достичь? Мы знаем, что действие Бога направлено на спасение человека, а точнее – теозис [тео́зис, или обо́жение — это освящение благодатью человека, который таким образом участвует в спасении. Теозис — это уподобление Богу, единение с Ним посредством благодати. – прим.пер]. Таким образом, когда Бог и человек соработничают в процессе теозиса, этот акт является таинством.

Почему эта обоюдность так важна? Потому что, без воли и участия Бога, все что мы получаем в результате является просто действиями и делами человека. А без воли и участия человека, мы получаем чудо сотворенное одним только Богом. Только тогда, когда два действия соединяются вместе, происходит таинство.

Сколько всего Таинств ?

В шестнадцатом веке Римо-Католический Тридентский Собор постановил, что существует семь таинств, и это те же таинства, которые мы находим в православном Законе Божием или в Катехизисе Святого Филарета[1]: Крещение, Миропомазание, Исповедь, Причастие (или Евхаристия), Соборование, Венчание и Рукоположение. Этот список пришел в православную традицию из латинского Запада, и стал удобной и аккуратно сформированной ссылкой для учебников воскресных школы и общераспространенных катехизисов. Но в отличие от Римо-Католической Церкви, которая отлучает всех, кто заявляет, что существует меньше или больше чем семь таинств, православные авторы часто называют от двух до десяти таинств без каких-либо претензий на исключительную правильность своих подсчётов.[2]

Действительно, если таинство является совместным актом Бога и человека в процессе теозиса, то, к примеру, постриг в монашество или освящение воды также являются таинствами.[3]

К сожалению, после того, как несколько поколений детей выучили перечень из семи таинств на уроках воскресной школы, многие православные люди отождествляют таинства со списком из семи обрядов или ритуалов Церкви, которые не только совершаются относительно редко (как часто, например, вы принимаете Крещение или венчаетесь?), но и не для всех возможны (например, женщины не могут быть рукоположены, и монахи не могут вступать в брак). Итак, давайте теперь поговорим о некоторых из Таинств с точки зрения их актуальности для всех нас на протяжении всей нашей жизни.

Крещение

Многие православные миряне и даже некоторые священнослужители полагают, что раз человек был крещен в младенчестве, он остается православным до конца своей жизни. В действительности это не совсем так. Крещение – это введение в Церковь, которая является одновременно мистическим Телом Христовым и богоустановленным человеческим институтом. Но ни то, ни другое не является тюрьмой, и каждый волен выйти в любое время. На самом деле, каждый из нас через грех покидает лоно Церкви и больше не находится в Теле Христовом. Вспомните слова молитвы, которые  вы слышите во время Исповеди: “примири и соедини его Святей Твоей Церкви… “ Это происходит потому, что через грех мы становимся врагами Церкви, мы уже не в теле Христовом, мы нарушаем наши обеты Крещения и оскверняем свою крещальную ризу. И мы должны примириться и соединиться снова через покаяние. Таким образом, Крещение, действительно являясь единичным событием, налагает обязательства на всю нашу жизнь, так же, как и посадка семени является единичным событием, но выращивание из него дерева требует усилий и терпения.

Исповедь

Многие люди воспринимают Исповедь в качестве единичного и порою редкого события. Некоторые исповедуются раз в год (что, по моему мнению, просто ужасно!). Другие могут исповедоваться чаще, и даже более или менее регулярно… Но давайте заменим слово “исповедь” словом “покаяние”. В чем разница? Представьте себе вора, который с гордостью рассказывает своему другу обо всем, что он украл, а потом идет и ворует что-то еще. Несомненно он только что ис-поведал (рассказал) свои грехи, но разве он раскаялся? А теперь представьте христианина, который идет на Исповедь, называет все свои грехи, о которых он прекрасно осведомлен, а затем выходит и продолжает жить во грехе. Можно ли это считать таинством? Очевидно, что нет. Хотя Бог готов стереть грехи из жизни этого человека, человек не хочет с ними расставаться, он хочет, чтобы они остались. Он признается в них без решимости изменить свою жизнь, то есть, без Покаяния.

В английском слове repentance (покаяние) имеется латинский корень, который не отражает весь православный смысл этого слова. Греческий эквивалент – μετάνοια – означает изменение ума, нежелание оставаться прежним. Таким образом Покаяние является решением человека отвернуться от греха и сделать усилия, чтобы никогда к нему не возвращаться. И именно здесь, в союзе Божественной воли и готовности стереть наши грехи и нашей воли и желания отвернуться от греха, совершается таинство. Таким образом, таинство Покаяния не ограничивается перечислением наших грехов перед священником и получением от него отпущения, но продолжается в последующие минуты, часы, дни, недели и так до конца нашей изменившейся и меняющейся жизни.

Причастие

Аналогично, Святое Причастие это не только то мгновение в церкви, когда мы вкушаем Тело и Кровь Христовы. Латинское слово communio означает “приобщение к одному и тому-же”, то есть приобщение к природе и жизни Тела Христова, становление единым с Ним. Апостол Павел сказал: “Уже не я живу, но живет во мне Христос”(Гал. 2:20). Обратите внимание, что Апостол употребил слово “живет”, а не “посещает” или “останавливается на мгновение”. Вы конечно знаете народную мудрость: “Ты — это то, что ты ешь”. Мы причащаемся Тела Христова, чтобы стать частью Тела Христова. В молитве, во время Литургии, священник просит Бога о ниспослании Святого Духа на нас (в первую очередь и главным образом!), а затем на Святые Дары, предлежащие на престоле. И этот процесс нашего становления Телом Христовым занимает не одну минуту или день, но буквально всю вечность. Таким образом, Причастие находится вне времени, и мы должны быть в общении со Христом не только тогда, когда мы причащаемся в церкви, но и на следующий день, и следующий, и следующий, и прямо здесь и сейчас.

Венчание

Таинства не ограничиваются рамками церковных обрядов и ритуалов, связанных с ними, но вместо этого пронизывают всю полноту христианской жизни. Этот принцип может быть применен ко всем остальным таинствам в “официальном” списке, хотя мы не будем их все обсуждать здесь. Но в качестве последнего примера, давайте взглянем на таинство Венчания, которое, казалось бы, совершается не для всех. Действительно, кто-то вступает в брак и венчается, а кто-то нет.

Согласно Писанию, брак между мужчиной и женщиной является иконой великой тайны Христа и Его Церкви (см. Еф. 5:32). На самом деле, говоря об этой тайне, Апостол Павел использовал те самые слова, которыми Бог установил таинство брака между мужчиной и женщиной: “… и будут двое в плоть едину” (Еф. 5:31; ср. Быт. 2:24). Это должно сразу же напомнить нам и о таинстве Причастия, которое мы обсуждали ранее, и о Крещении, и об Исповеди, поскольку они помогают нам войти и оставаться в Теле Христовом – и будут двое в плоть едину.

Действительно, соединение со Христом является главной целью христианской жизни, и, как следствие, основной целью каждого Таинства Церкви. Таинство Брака – это одна из тайн Христа и Церкви, но есть и другие. Монашество, например, тоже является живым примером соединения мужчины или женщины со Христом, а также являет собою жизнь, посвященную самоотверженному и жертвенному служению другим, что, кстати, и есть часто забытая сущностью брака между мужчиной и женщиной.

Все христиане призваны на свадебный пир Агнца – не как гости или зрители, но как участники, как члены святой и незапятнанной Невесты — Церкви; быть соединенным с Божественным Женихом в одну плоть — Тело Христово.

Вступаем ли мы в брак или остаемся холостыми, встаем на путь монашества или остаемся в миру — каждых из нас призван стать участником священного брака Христа и Его Церкви. И наше земное участие в этом божественном Таинстве не ограничено несколькими минутами церковной церемонии, когда на нас надевают ритуальные венцы, но является обязательством во всей земной жизни, которое продолжается в вечности со Христом.

“Неизученной жизнью не стоит и жить…”

Когда мы говорили о различных таинствах Церкви, вы могли заметить, что мы постоянно говорили одно и то же, часто используя одни и те же слова. Я не зацикливаюсь, как может это показаться со стороны. Возможно это происходить потому, что есть действительно только одно Таинство – это Таинство пребывания в Теле воскресшего Христа, Таинство теозиса.

У каждого Таинства Церкви, у каждой молитвы, каждого обряда и ритуала, каждого чтения и песнопения есть только одна цель — показать нам путь в Тело Христово и дать силы оставаться в Нём.

Действительно, наша жизнь, от первого “Благословен Бог наш…” и до последнего “Аминь!” имеет только один вопрос: “Сочетаваешилися Христу?”, и только один правильный ответ: “Сочетаваюся! “ Эти слова не являются преимущественной частью Молитв о оглашенных, но должны откликаться в течение всей христианской жизни. Именно это непрерывное единство со Христом, позволило Апостолу Павлу сказать: “и уже не я живу, но живет во мне Христос.” (Гал. 2:20) и святому Иоанну Кронштадтскому говорить о своей жизни во Христе. Это не какое-нибудь высокопарное выражение — его жизнь была в буквальном смысле во Христе. Таким образом, есть только одна добродетель – находится в Теле Христовом.  С другой стороны есть только один грех – быть отделенным от Христа. Все, что в нашей жизни отделяет нас от Христа, искажает Его образ в нас — есть грех.

К сожалению, очень часто вопрос “Что-бы сделал Иисус?” становится весьма запутанным. На самом деле, некоторые люди имеют в своих головах такую двумерную картину Христа, что для них становится совершенно невозможным даже представить себе, что это двумерный образ сделает, если столкнется с реальным четырехмерным миром.

Но давайте не будем забывать, что Христос принял на себя нашу человеческую природу не для того, чтобы освятить свои двумерных иконы, хотя они и святые, но для того, чтобы вылечить, восстановить, и освятить саму человеческую природу со всеми ее сложностями.

Когда Христос входит в нас, так же, как он вошел в апостола Павла, святого Иоанна Кронштадтского, и других христианских святых — это соединение изменяет всю полноту человеческой жизни: наши входы и выходы, наши молитвы к Богу и беседы с друзьями, наше вкушение Тела и Крови Христа в церкви и обыденные ужины в семейном кругу.

Согласно Платону, Сократ однажды заметил, что не стоит жить неизученной жизнью. Что такое неизученная жизнь? Представьте себя, абсолютно ничего не делающим,  только ждущим конца дня… одного… второго… третьего…Или представьте себя живущим от одной вечеринки до другой, от развлечения до развлечения, между которыми ничего нет – ну, работа, школа, обычные “скучные» дела—в ожидании скорейшего конца года и следующего отпуска. Механическая, бездумная жизнь на автопилоте: еда – работа — сон. А теперь представьте себя, думающим о Боге только один или два раза в день, или один или два раза в неделю, или даже один или два раза в год.

Но что же нам делать? Петь псалмы в душевой на церковнославянском? Ну, это на самом деле не такая-уж плохая идея. В всяком случае, на мой вкус, это лучше, чем пение последних композиций, Джастина Бибера. Но основная идея в том, что все, что мы делаем в нашей жизни должно быть сделано с намерением и молитвой. И это не только вопрос определенного внутреннего духовного состояния, но и внешнее и вполне-физическое действие. Мы не механистическая куча частей—тела, души, духа—соединенные вместе с помощью винтиков и клея. Наоборот, мы целостные существа, и то, что делает наше тело, влияет на наши души, и “от избытка сердца говорят уста”(Мф. 12:34; Лук. 6:45).

Рассмотрим, к примеру, слова Иисуса, сына Сирахова: “Во всех делах твоих помни о конце твоем, и вовек не согрешишь” (Сир. 7:39). Этот стих говорит о целом человеке – о его теле, душе и духе. “Во всех делах твоих»—твоими руками, ногами и даже ртом; “помни о конце твоем” — помни своим умом, пусть память о смерти направляет твою душу; “ и вовек не согрешишь” – и тогда твой духовный компас, указывающий на Бога, останется верным.

Также, апостол Павел пишет: “Непрестанно молитесь” (1 Фес 5:17). Иногда, люди толькуют этот стих, как говорящий не о молитве, как обычно её понимают большинство людей, т.е. акт общения с Богом через прославление, моление или созерцание — но как говорящий о высших уровнях искусства умного делания, которые недосягаемы для большинства людей точно так же, как и высшие уровни большинства других искусств.

Возможно, что это правильное толкование — я не знаю; я еще не достиг самого высокого уровня  искусства умного делания. Но читая послания апостола Павла, мне приходит в голову другое толкование. Разве не вероятно, что апостол говорит о простых повседневных вещах, относящихся к жизни любого христианина, просто о христианской жизни и образе мысли? Вот более широкий контекст (1 Фес. 5:14-18):

14 Умоляем также вас, братия, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем.

15 Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло; но всегда ищите добра и друг другу и всем.

16 Всегда радуйтесь.

17 Непрестанно молитесь.

18 За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе.

Конечно, благодарение тоже может быть рассмотрено в качестве еще одного умного искусства, или оно может быть просто благодарностью Богу за все—не только за те вещи, которые для нас приятны, но и за то, что так же горько, как лекарство и так же болезненно как хирургия. В самом деле, хирург берет скальпель и режет нашу плоть, и все же мы говорим: “Спасибо, доктор!” и на самом деле чувствуем благодарность, хотя и продолжаем чувствовать боль в течении некоторого времени.

Но давайте еще раз взглянем на слова Писания: “во всех делах твоих”, “всегда следуй ”, “навсегда”, “непрестанно”, “за всё…”. Разве это не увещевание уделять пристальное внимание каждому моменту нашей жизни? Звучит пугающе, не так ли? На самом деле, это довольно просто и начинается с очень маленьких шагов. Например, многие люди используют телефон—они звонят друзьям и членам семьи, отвечают, когда телефон звенит—и все это без особых раздумий. В самом деле, это настолько привычно, что мы не задумываемся об этом. Я знаю одного человека, который осеняет себя крестным знамением перед тем, как снять трубку. Как прекрасно и содержательно! Как просто — пауза, короткая молитва, осознание того, что предстоящий разговор будет проходить в рамках священного пространства и времени человеческой жизни. Осмысленная Жизнь… Мы все моемся в душевой или ванной, не так ли? Я когда-то читал о человеке, который читал только один короткий стих из псалма 50: “Окропиши мя иссопом, и очищуся; омыеши мя, и паче снега убелюся”. Опять же, как красиво в своей простоте!

Жизнь освящённая, жизнь как таинство, разве это не то, чему нас учит Церковь? Наши тела и души очищены в водах святого Крещения, наши автомобили и дома освящены святой водой; наши глаза, уши и рты запечатаны святым елеем -христианин это избранный сосуд, взятый в удел для служения Богу.

Почему вы думаете, мы постоянно носим нательный крест? По той же причине, по которой на каждой церкви воздвигнут крест—чтобы показать, что это не сарай или склад, но священный храм Божий. К сожалению, в рамках этого доклада мы не можем обсуждать всю человеческую жизнь во всех подробностях, но в заключение я бы хотел упомянуть только два аспекта нашего повседневного распорядка, которые уже отмечены Церковью как священные.

Прием пищи

Мы все едим, часто не уделяя должного внимания самому акту приема пищи — мы едим потому, что проголодались. Тем не менее, прием пищи является одним из самых древних священных актов, какие известны людям. Съев плод, Адам и Ева отпали от Бога, и через вкушение Христос входит в нас в Причастии. Каин и Авель принесли в жертву Богу пищу, которую они вырастили. Авраам накормил пищей трех божественных посетителей. Когда блудный сын вернулся домой, отец распорядился приготовить ужин. И союз Христа и человека часто представляется в виде пира.

Мы молимся до и после каждого приема пищи. Молитвы указывают нам на священное и отделяют его от мирского. Таким образом, прием пищи является священным временем и обрядом. Проще говоря, прием пищи—это икона: земной хлеб питает и поддерживает наше тело, как Тело Христово, небесный хлеб, питает и поддерживает наши души. Каждый прием пищи является в некотором роде таинственным, поскольку он представляет собой видимый символ невидимой реальности. Среди живописных образов есть святые иконы, а есть карикатуры; так и с пищей — есть священное время, а есть карикатура на него.

Ежедневные молитвы

Иногда мы считаем, что священное время в течение нашего дня – это время молитвы. Мы относимся к молитве, как к некой форме обязательства: 15 минут отдай Богу, все остальное оставь себе. Действительно, мы часто не понимаем религиозные обязательства, и относимся к ним так же, как к социальным. Давайте, например, посмотрим на налоги: мы даем определенную часть наших доходов правительству, поскольку оно нуждается в средствах для различных программ, а оставшуюся часть оставляем для своих собственных нужд. Очевидно, что с Богом, такой подход не работает. Бог вовсе не нуждается в наших десятинах, Он не нуждается в наших молитвах. Напротив, мы предлагаем наши первые плоды Богу для того, чтобы все наши земные труды были освящены. Все, что мы имеем и, между прочим, все, что мы едим, является священным, потому что это жертвенное — это было освящено нашей жертвой Богу первого и лучшего из всего, что у нас есть. Точно также, мы приносим Богу утренние и вечерние молитвы для того, чтобы весь наш день был святым, мирным и безгрешным. Другими словами, священное время суток – это не время молитвы, но время, которое отмечено, определено и увенчано молитвой — то есть собственно весь день. Хорошей иллюстрацией сказанного может быть красивая чаша для Причастия: какой-бы священной и красивой она не была, значение имеет только то, что находится внутри, т.е Святые Дары. Также и красивый храм освящается не золотом и блеском, но присутствием в нем Бога; а без Бога внутри такой храм станет просто музеем архитектуры и изобразительного искусства. Подумайте об этом в следующий раз, когда вы торопитесь закончить молитвы, чтобы поскорее приступить к мирским делам.

Другой важной особенностью молитвы является то, что она поддерживает нас в общении с Богом, лицом к Лицу, напоминает нам, что мы не одиноки, и то, что мы видим, это ещё не все, что есть на самом деле. Конечно, это свойство молитвы проявляется только, если мы молимся постоянно или, по крайней мере, часто. Некоторые могут удивиться, но у первых христиан не было Православного молитвослова. Вместо этого, они соблюдали краткие молитвенные правила, но гораздо чаще — до пяти раз в день или даже больше в определенные часы. Молитвенное правило, вероятно, состояло из молитвы Господней. Пожалуй, интересный отголосок практики коротких, но частых молитв мы можно найти в нашем вечернем молитвенном правиле, в молитве Святителя Иоанна Златоуста, состоящей из коротких прошений на каждый час дня. Не совсем ясно, читал-ли сам Святитель одно прошение на каждый час дня, или же он делал то, что мы делаем теперь — читал весь список молитв в течение нескольких минут, но наши богослужения также следуют определённому дневному кругу: первый час (6 часов утра), третий час (9 часов утра), шестой час (полдень), девятый час (3 часа вечера), а затем вечерня (6 часов вечера).

Современный индустриальный мир был построен таким образом, что для большинства работающих людей было-бы невозможно читать десяти- или пятнадцатиминутное молитвенное правило три или пять раз в день. Но древние также не делали этого. Сможем ли мы сделать то, что делали они – читать Отче наш? Или, может быть, что-то еще короче — Иисусову молитву? В состоянии-ли мы читать ее пять раз в день?

Если вы христианин, то вы не верите, что ваша жизнь это случайность, бессмысленный, бесцельный, случайный пик космической волны вероятности. Вы знаете, что смысл вашей жизни—это стать Телом Христовым. Вы знаете, что ваша жизнь это таинство, сродни таинству Евхаристии. Зерна пшеницы всходят из земли, взращиваются и собираются с огромным трудом для того, чтобы быть принесёнными Богу и стать Его Телом. Также и человеческая жизнь: взята от земли, взращена и сформирована посредством огромного труда, чтобы стать предложением Богу и Его Телом. И как есть различия между разными литургическими традициями, разные люди находят различные пути посвящения своей жизни Богу.

Возможно, менее важно поёте вы псалмы в душевой или нет, читаете Отче наштри раза в день или пять —  важно то, чтобы ваша жизнь была таинством, иконой, а не карикатурой.


[1] Спиок из тех-же самых семи таинств находится в Православном исповедании Петра Могилы (XVII в.)

[2] Например, преп. Иоанн Дамаскин называет два таинства,               Кирил Иерусалимский—3, Дионисий Ареопагит—6, Иоасаф Эфесский—10.

[3] Преп. Феодор Студит, например, причисляет монашество к таинствам.

+

Помогите церкви!

Наш приход существует исключительно на пожертвования.

Поддержите наш приход!

Пожертвование на церковь можно сделать

по кредитной карте через систему PayPal:  НАЖМИТЕ НА ЭТУ ССЫЛКУ

или послать по адресу:

Russian Orthodox Church, P.O. Box 913, Mulino, OR 97042

Реклама
%d такие блоггеры, как: